Главное меню
Как посевному фонду встроиться в глобальную "пищевую" цепочку?


 

С 23 по 24 сентября в Самаре пройдет международный слет бизнес-ангелов. О том, как посевному фонду из России найти свое место в «пищевой» цепи глобальной венчурной индустрии, рассказывает Людмила Голубкова, сооснователь и управляющий партнер Starta Capital & Starta Accelerator.


Это было бесконечно давно. Начало апреля 2013 года, весеннее солнце отражалось от заснеженных обочин Ленинского проспекта. Щурясь от ярких лучей, мы с Алексеем Гириным вышли из здания Физического института Российской академии наук. Только что четверо ученых с мировым именем предлагали нам инвестировать в их проект разработки новых типов кристаллов. Если предлагаемый ими принцип будет внедрен, это повлияет на производство всех типов экранов, изображения станут более яркими, четкими; размер поверхностей для демонстрации не будет иметь значения. Еще одна маленькая технологическая революция, способная изменить наши представления о реальности…

Мы чувствовали себя в тупике: осознали принципиальную невозможность для частного инвестора поднять такой проект. Ученые рассказали нам, что в течение нескольких лет их финансировал очень известный московский девелопер. Это не были инвестиции, скорее, меценатство. Со сменой мэра Москвы у него не стало ни денег, ни здоровья финансировать научные исследования.

Знакомая история... Даже если мы найдем у дружественных бизнес-ангелов пару сотен тысяч долларов на прототип экрана для смартфона, что будет дальше? Российские предприятия и так сотрудничают с лабораторией, частные инвестиции их не интересуют. Глобальные игроки давно следят за выступлениями и публикациями наших собеседников. Им не раз предлагали продать патенты за суммы, которые могли бы обеспечить достойную старость на Западе. Ученые отказались, понимая несоразмерность предлагаемых денег и возможностей, открывающихся в результате завершения ОКРов.

Мейджоры не покупают прототипы – покупают команды разработчиков. В лексиконе менеджеров департаментов M&A не так давно появилось новое словечко: aquihire (поглощение через наем на работу). Для молодых людей, стремящихся продолжить работу в корпорациях, это может быть приемлемо, но с инвестиционной точки зрения это потеря проекта и вложенных средств.

Результатом той встречи стал вопрос: где здесь мы? Как инвестировать в перспективные технологические проекты, имея минимальные гарантии приращения вложений? Ответ прояснился к лету: нужно собрать небольшой венчурный фонд ранних стадий. Основным отличием большинства российских фондов от нашей затеи был размер капитала. Оказалось, что венчурных микрофондов с полностью частным капиталом в несколько миллионов долларов в России нет! Фонды объемом десятки миллионов долларов не инвестируют «до прототипа». Они вкладывают в компании, имеющие проверенный продукт и продажи. Наконец, они не связываются с бизнес-ангелами, предпочитая финансировать свои компании самостоятельно.

Идея создать венчурный фонд для проектов самых ранних стадий пришла к нам не случайно. До этого мы с Алексеем некоторое время вместе занимались поиском таких разработок, видели их инвестиционный потенциал. Алексей несколько лет занимался фандрейзингом, а мне довелось в 1999 году участвовать в подготовке к продаже интернет-компании «Агама», владельца поисковика «Апорт».

Мы понимали, что в России сравнительно просто найти крепкие разработки и хорошие технические команды. Но что с ними делать дальше… Здесь опыта не было не только у нас, но и у российских коллег по венчурному цеху. К тому времени до России, наконец, докатилась волна изменений из-за океана: стало возможно говорить вслух о промышленности. На смену быстро выводимым, легким интернет-проектам, связанным с электронной коммерцией и потребительским рынком, стали приходить сложные программно-аппаратные, инженерные разработки: робототехника, дроны, виртуальная реальность, интеграционные решения в различных отраслях. Софтверные разработки также «потяжелели». Вместе с новыми требованиями повысился порог входа в глобальную венчурную отрасль. На «бантиках для айфонов» много заработать стало невозможно.

Нам не составило труда определить ключевой фактор успеха для фонда и наших венчурных партнеров.

Мы – российские инвесторы ранних стадий – в начале цепочки создания стоимости проекта на рынке венчурного капитала.

В мире есть только три «инженерных нации», исторически сложившихся цивилизационных общности, склонных к конструированию и проектированию сложных технических систем. Это русские, немцы и американцы. Но только последние имеют полноценную инновационную экосистему с встроенным в нее механизмом роста стоимости венчурных компаний. «Отпуская» высокие технологии на венчурный рынок, корпорации получают их обратно в форме небольших компаний, удобных для поглощения. В России и Германии конверсия военных разработок в гражданскую сферу полностью не произошла, а в США она успешно завершилась. Как это происходило, можно прочитать в блоге одного из ее «проектировщиков», гуру из Кремниевой Долины Стива Бланка «The Secret History of Silicon Valley». Оттуда становится ясно, почему все «пищевые цепочки» создания венчурной стоимости ведут в Америку.

Рынок венчурного капитала схож с рынком ценных бумаг: он так же спекулятивен и подвержен быстрым колебаниям, на нем образуются «пузыри» (до сих пор с волнением вспоминаю обвал на NASDAQ в апреле 2000 года: «Агама» была продана за четыре месяца до этого!). Венчурный капиталист живет в «экономике ожиданий». Любой венчурный стартап – это финансовая пирамида. Каждый следующий инвестор вкладывает больше, чем предыдущий, подтверждая увеличивающуюся оценку стартапа. Однако это не чистое надувательство, как могут подумать инвесторы из классической «экономики результатов». Растущая оценка позволяет основателям привлекать средства на развитие, не теряя прав владения компанией.

Основная ценность венчурного проекта – его внутренняя способность стремительно развиваться, без оглядки на законы эволюции «простого» бизнеса. Выручка и прибыль для стартапа менее важны, чем технологический или маркетинговый прорыв, позволяющий ему оказаться в поле зрения финансовых инвесторов или стратегов. Продукт важнее денег! И пресловутый «traction», статистические данные по клиентам и продажам, нужны для понимания этими игроками ценности стартапа. Трэкшн означает, что технология была правильно обернута в маркетинговую оболочку и доказала свою работоспособность на уместном продукте.

Мы в России в начале «пищевой цепочки», и наш шанс в этой пирамиде выиграть больше, чем у следующих инвесторов! Оценка стартапа возрастает по факту пересечения российской границы. При начале работы фонда в 2014 году «страновой дисконт» для российских стартапов был 3:1, то есть стартапы, основанные изначально в Штатах, оценивались посевными инвесторами в три раза дороже, чем их российские аналоги, даже если у последних были явные технологические преимущества. По мере развития политических событий (помним, что венчурный рынок зависит от конъюнктуры) дисконт увеличивался и сейчас достиг рекордных 7-10 раз. Для основателей это не лучшая новость, зато какие перспективы открываются для первых инвесторов!

Посевному фонду важно создать на базе технического проекта ликвидную компанию, которую можно продать на рынке венчурного капитала. Следующие посевные транши большинство наших компаний получили от венчурных партнеров Starta Capital, от других фондов и бизнес-ангелов. Для стартапа с технологической новизной посевная стадия длится обычно 2-3 года, до создания продукта в современном смысле. Обычно в этот период команда находится в России. Мы положительно относимся к получению основателями грантов и льготы от государства: это снимает финансовую нагрузку с инвестора, но, увы, не способствует росту оценки компании…

Мы хорошо осознаем собственное место: до Sequoia Capital и фондов такого уровня нам далеко. Не потому, что наши портфельные компании не могут быть проинвестированы этими гигантами венчурного рынка. Задача посевного фонда – передать портфельные компании следующему игроку в «пищевой цепочке», фонду Раунда А или посевному фонду стратега и ждать роста оценки, который должны обеспечить уже они! Мы же дожидаемся удачного момента и продаем свои доли, обеспечив фонду выход, а нашим венчурным партнерам – инвестиционный доход.

Собрав больше половины капитала и портфеля, осенью 2015 года мы сделали следующий шаг: организовали в Нью-Йорке акселератор. Starta Accelerator принял первых питомцев в конце января этого года, 15 августа началась вторая программа. Миссия акселератора – стартовая площадка для технологических проектов из России и стран СНГ. В осеннем наборе 10 команд, из них две с Украины и одна из Минска. Акселератор структурно и финансово не зависит от фонда, у него свой пул инвесторов. Starta Capital вошел в акселератор наравне с другими инвесторами, купив свою обычную миноритарную долю – чуть менее 10%. Таким необычным стартапом мы в фонде пополнили свой портфель!

В Starta Accelerator мы отрабатываем другую схему «приземления» стартапов в Америке. Кандидаты в акселератор имеют другие характеристики, нежели кандидаты в портфель фонда. Такое различие связано с жизненным циклом: фонд создан на шесть лет, а инвесторы Starta Accelerator подписались на год. Не все участники акселератора сделают венчурные выходы 10x. Однако за три месяца акселерации компании должны стать American based, а основателям надо оглядеться в новой обстановке, протестировать свои маркетинговые и бизнесовые гипотезы на американском рынке. Заодно мы решаем на своем микроуровне проблему бездумной «утечки мозгов»: основатели успешных компаний сами будут решать, где им жить и работать, а наши партнеры-инвесторы могут cпланировать свой инвестиционный доход.


Источник материала сайт http://firrma.ru/


Рекомендуемые материалы портала:


 

Популярные темы

31.03.2017, 12:23
Конференция НИСКУ глазами студентов Высшей школы экономики
22.07.2016, 15:05
Подготовка к VIII профессиональной конференции АСКОНКО «2017-й год: рост или падение?»
10.05.2016, 10:17
"Бизнес, власть, город – достичь вместе большего".
05.12.2016, 09:46
КЦ «ШАГ» Пресс-конференция "Куда девать бизнес?"
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar